C каких пор в моду вошли путешествия только ради позитива? А как же удивление, шок, недоумение, повод задуматься, легкая тоска, непонятная ностальгия непонятно по чему? Беларусь в этом смысле — наша любимица. Бесконечный материал для осмысления. Поэтому в середине рабочей недели бросаем редакционные дела и отправляемся в Глубокое. Которое, к тому же, ещё и удивительное, непонятное, интересное, эксцентричное. И даже чуть-чуть вишнёвое.

Как вы уже поняли, сегодняшний репортаж ситуационный. Он родился из короткого летнего путешествия в Витебскую область. Маршрут занял ровно один день, дорога из Минска — около двух часов. За столь маленький промежуток времени мы успели столкнуться с огромным количеством удивительных загадок. Гугл не ответил ни на одну.

  1. Что делать с тем, что в городе сгущёнки и той самой знаменитой клюквы в сахаре (которая, вообще-то, лучший подарок из Беларуси), за сувенирами тебя отправляют в магазин при «зоне»?
  2. Сколько денег на самом деле спрятал орден кармелитов в здешних церковных подземельях и почему их никто не ищет?
  3. Почему промышленный городок с тремя заводами и самой строгой тюрьмой страны называют «белорусской Венецией»? В чьей голове поселилась такая странная ассоциация? И смогут ли откачать этого несчастного, когда он упадет в обморок, увидев настоящий — величественный, помпезный и обшарпанный, — город на воде?

Да, несмотря на пять городских озер, последняя метафора так же далека от реальности, как мы — от разгадки этого места. Одно ясно: городок заслуживает отдельного большого фоторепортажа. Поехали.

Вишневый… шест. Ой, то есть фест

Итак, местечко Глубокое, Витебская область. 160 километров от Минска, 80 до Браслава. Жизнь тихая и размеренная. На 20 000 населения — три градообразующих предприятия. Это мясокомбинат, завод сгущёнки (МКК) и завод комбикормов.

Зарплаты по-белоруски не высоки: но это вообще не новость для провинции. Главное, что общее настроение города бодрое. И даже огромная тюрьма на окраине, где содержаться особо опасные заключенные со всей страны, давно никого не смущает. Наоборот, она как-то вполне гармонично вписывается в исторический ландшафт: «зону» обустроили в монастырских стенах XVIII века.

Об этом мы узнаем в новой кофейне в центре. На вопрос, чем, кроме тюрьмы, ещё может удивить их город, местные рекомендуют реконструированную набережную, потом ещё раз набережную и в конце — кафе, где можно поесть суши. С сожалением замечают, что мы опоздали на главное событие года — «Вишневый фест». Вот это веселье было! Правда, на вопрос, почему вишня стала символом города, ответить затрудняются. «Вишен во дворах много… А еще у нас есть свой велокаршеринг, два велосипеда, почти, как у вас в Минске» — внезапно меняет тему собеседница.

Но нас не так-то легко сбить с толку. Ведь именно про «Вишневый фест» мы бы и хотели поговорить. Это как раз одна из ключевых загадок, которая может растерзать туристическое любопытство в клочья. Объясним. В конце девяностых в городе Глубокое заработал маленький семейный бизнес. Здесь решили производить клюкву в сахаре, которая пользовалась огромной популярностью ещё в СССР.

В соответсвии с духом времени заменили химические консерванты на натуральные, наладили конвейер, не скупясь, вложились в ребрендинг. Предприятие назвали «Аржаница».

Власти не поддерживали, но и не мешали: работа год за годом начинала приносить результат. В итоге, сегодня бело-красные коробочки с сердечком — один из самых узнаваемых и покупаемых сувениров из Беларуси.

Ими торгуют все крупные ритейлеры. Но — удивительное дело — на территории Глубокого эта магия не работает. Продукции «Аржаницы» нет ни в одном магазине города, о ней не рассказывает ни одна вывеска, более того, целый городской фестиваль организован про совсем другую ягоду. Загадка?

Зато по теме вишни город уже несколько лет отрабатывает «на ура». Мы приехали в Глубокое спустя неделю после праздника: «вишневая энергия» все еще продолжала фонтанировать. Неудивительно, что за всем этим декоративным изобилием местные совершенно забыли: в их городе туристам в первую очередь надо рассказывать совсем про другое.

Например, про то, почему в городе аж три истребителя и какое к этому отношение имеет знаменитый авиаконструктор Павел Сухой.

Или про то, какую большую работу делает маленький, но гордый краеведческий музей. В крайнем случае, про то, почему местное кладбище — достопримечательность (и это не шутка).

В идеальном мире нельзя было бы не похвастаться двумя храмами, чудными образцами виленского барокко. Правда, про них можно упомянуть и вскользь: вот они, доминанта города, не пропустишь.

А вот про роль ордена кармелитов в истории города, про их активную просветительскую и политическую деятельность все же было бы лучше рассказать вживую. И обязательно упомянуть про подземелья, которые связывают Собор Рождества Пресвятой Богородицы и Костел Святой Троицы. Ведь именно здесь, по легендам, орден и спрятал свои богатства перед репрессиями, последовавшими за участием в восстании Кастуся Калиновского…

Мы увлеклись. В реальной жизни горожане помнят только про вчерашние события — например, про «Вишневый фест». И главная площадь Глубокого это подтверждает. Она как самый яркий трейлер про современную Беларусь. Друг напротив друга здесь расположены два великолепных барочных храма. А между ними — РУВД, ГАИ и модный ресторан со стриптизерским шестом. Хорошо, что кармелиты этого уже не видят.

За сувенирами в тюрьму, за селфи — на кладбище

Да, Глубокое — место эксцентричное. В этом мы убеждаемся, когда несколько встречных на вопрос о сувенирных лавках упоминают магазин при тюрьме. Что ж, мы не можем проигнорировать такой туристический объект и едем на окраину. Магазин и вправду впечатляет: он оформлен с определенным апломбом.

На прилавках — деревянные шкатулки, шахматы ручной работы, картины. Есть ковка, текстиль, постельное белье, которое шьют в других тюрьмах и привозят сюда на распространение. По словам продавца, всё пользуется спросом.

Раньше, когда магазин работал по субботам, туристические автобусы останавливались чаще, но и сейчас товар не залеживается. Как к этому относится, мы не знаем: всё-таки в жизни гораздо больше оттенков, чем «хорошо» и «плохо». В любом случае, было бы здорово, если бы наравне с этим магазином где-то в городе существовала обычный сувенирный киоск — с симпатичными коробочками клюквы в сахаре, самолетиками Сухого, маленькими магнитами банок сгущенок и той же вишнёвой настойкой.

Будем надеяться, что это в будущем. Ведь, на самом деле, в Глубоком очень даже неплохо. Здесь и вправду долгое время был достойный мэр. Он не один раз становился героем самых позитивных статей. Это для тех, кому показалось, что в предыдущих абзацах многовато критики. Ситуация с «Аржаницей» загадочная, но хватает и тех поступков, которые не оставляют вопросов. В городе прибрано, сохранена двухэтажная историческая застройка. Многовато наружной рекламы, зато видно, что частный бизнес жив. Да и фестиваль тот же — можно представить, сколько сил на него потрачено. Но даже это не самое главное.

Всего за один поступок мы бы возвели этого чиновника в ранг святых от власти. Глубокое, наверное, единственное место в Беларуси, где с разрешения официальных властей демонтировали памятник Ленину, а на этом месте организовали аллею славы знаменитых земляков. И пусть проезжий турист проведет здесь не больше пяти минут — скупые описания на табличках вряд ли надольше задержат его внимание. Но что чувствует настоящий белорус, когда идет между бюстами с именами Язэпа Дроздовича, Вацлава Ластовского, Игнатия Буйницкого, трудно передать словами.

А ещё бывший мэр Глубокого (с 29 июля этого года в городе новая власть) — человек с чувством юмора. Одна из легенд, которая развлекает заезжих гостей, — это история с могилой барона Мюнхаузена. Она была найдена на кладбище Коптевка десять лет назад.

Здесь похоронена семейная чета однофамильцев, которые жили на сто лет позже, чем знаменитый персонаж из книги, но кого это может смутить в век инстаграма? За фоткой! Так что кладбище — теперь обязательный пункт у туристов, которые бродят в поисках могилы и изнывают от желания сделать селфи с крестом.

Что в этот момент делает руководство города? Нет, не закрывает калитки на замок, а смеётся и находит деньги на установку очень симпатичного памятника Мюнхаузену прямо за забором Коптевки. Говорят, в планах еще и музей.

«Начитаются эзотерики и едут насыщаться энергией. У нас это называют просто — благодать»

Чтобы попытаться разгадать последнюю загадку Глубокого, перед отъездом из города вам нужно отыскать Юрия Колбасича. Это местный энтузиаст-краевед, человек, который имеет доступ в те самые подземелья под Собором Рождества Пресвятой Богородицы. К тому же, это один из редких представителей почти утерянного класса белорусской интеллигенции, которую всё реже удаётся встретить в провинции.

Мягкое чувство юмора, необыкновенный такт, манера рассказывать энциклопедические знания в форме голливудского экшена превращают экскурсию в таинство, ради которого стоит приехать именно в этот город и именно в эту церковь.

Юрий знает много. Про структуру интерьера и необыкновенные мраморные полы, которые могли себе позволить только очень богатые храмы. Про чудеса, которые случаются у икон. Про орден кармелитов и их шикарную библиотеку в 3 000 книг. Про то Глубокое, которое ассоциировали не со сгущенкой и тюрьмой, а с монастырями и с активной политической жизнью.

Рассказывая свои истории, наш гид готовится открывать двери в подземелье. Мы уже читали про эту экскурсию заранее, но все равно оказались не готовы. Прямо у входной двери церкви, в полу, поднимается деревянная дверь размером 2 на 3 метра. Вниз — темнота и каменные ступени. Юрий просит пригнуть голову и долго колеблется, включать ли фонари или попугать туристов. Нам нужен свет для съемки — просим включить.

Внизу прохладно. Под ногами земляной пол, во многих местах земля просела. Это могилы монахов.

— Два столетия эти холодные подвалы были последней усыпальницей для монахов ордена кармелитов. Здесь же были погребены остатки Иосифа Корсака, знаменитого воеводы (правда, позже потомки настояли на тайном перезахоронении).

В 1831 году, когда кармелиты поддержали восстание против царя, подземные ходы стали местом для лечения раненых и укрытия повстанцев. Ну а в период СССР здесь, по какой-то очень своеобразной иронии, располагалось хранилище консервного завода.

Сегодня благодаря волонтерам, которые расчистили завалы и убрали мусор после кладоискателей, мы можем показывать эти подземелья туристам.

Отличное терапевтическое место, чтобы притормозить и подумать, для чего суетимся. Минские приезжают сюда за энергетикой. Что-то такое правда есть, просто в храме это называют благодатью. Но, чтобы полностью её прочувствовать, надо подняться на колокольню. Оттуда — лучшая панорама на город.

Это правда. Сверху не видно никаких тюрем, вишен, шестов или безвкусной наружной рекламы. Также не видно, сколько получают люди на заводах и насколько проста или тяжела их жизнь в этом небольшом городке.

Видны только старые монастырские стены, спокойные озера, бывшая дорога на Вильнюс. Под звон колоколов вспоминается самая правильная белорусская аллея. Думается только про масштаб духа и личностей, которые могут вырасти в любом, самом небольшом белорусском городе. Это вдохновляет. Немного блаженные, спускаемся вниз и садимся в машину.

Перед отъездом наш фотограф решает сделать небольшую стрит-съёмку. Первый же встреченный мужчина показывает ему фигу. Но после собора и экскурсии Юрия уровень патриотизма и слегка болезненной любви к этой странным местам уже не пошатнуть. Так что мы предполагаем, что на самом деле это вовсе не кукиш. Просто у дядьки в кулаке зажата вишня. Или всё-таки клюква?

Гайд для туристов: что нужно посмотреть в Глубоком?

Гид по Глубокому:  +375 29 713-71-45 (Юрий Колбасич) 

Снять агроусадьбу в Глубоком и окрестностях

Собор Рождества Богородицы

Подземелья собора Рождества Богородицы

Троицкий костел

Могила барона Мюнхгаузена в Глубоком

Самолет-памятник авиаконструктору Павлу Сухому

Аллея знаменитых земляков в Глубоком

Польское военное захоронение

Мемориальная колонна в честь Конституции Речи Посполитой

Часовня Святого Ильи

Подпишись на Holiday.by!

Только отборные материалы в наших каналах